пятница, 20 апреля 2018 г.

Моя первая учительница

Моя первая учительница - Жанна Ивановна Воловень - была удивительная.
Родилась в Беларуси, детство - в блокадном Ленинграде. Замуж вышла за военного, украинца. И, как водится, всю жизнь за ним по всему СССР ездила. Так и оказалась в Баку, в СШ №23 им. А.С.Пушкина.
Попала я к ней очень забавно. С детского сада я мечтала учиться именно в 23-ей. Я называла ее "дедушкина школа" - потому что мой дед в ней отработал много лет, в ней работали его ученики, и мама тоже ее закончила. Детей по классам распределяла лично директор, с которой работал мой дед когда-то, и училась мама. Когда мама привела меня к ней на собеседование, директор ее не узнала. Сначала она задавала мне разные вопросы, на которые я очень бойко отвечала. А потом положила передо мной три карандаша и попросила: "Раздели между нами". Два карандаша были мрачных цветов, а третий красивого, яркого розового цвета - у меня такого никогда не было. Вот его мне и захотелось, я себе аккуратно пальчиком его пододвинула. И заслужила бурю восторга: "Какая добрая девочка! Все дети оставляют мне один карандаш, а ты оставила два! Запишу тебя к хорошей учительнице!" :) Стала записывать меня и родителей, и когда мама произнесла свои ФИО, участь моя была решена окончательно: охнув "Анжелочка, это ты?! А это внучка Арсена Аветовича?!!", она записала меня к Жанне Ивановне.
Ее классы были самые большие: родители со всего Баку возили детей и умоляли взять их в ее класс. Например, в нашем классе было 54 человека. Не шучу: 1 сентября 1983 года в кабинете биологии 23-й школы за парты сели 54 первоклашки. И это был не предел... Наша школа вообще считалась одной из лучших в городе: углубленное изучение английского, сильная математика, физика, химия. А она была в ней лучшим учителем начальных классов.
Фото Елены Локтевой.
Ее классы были самые сильные. Получить у нее 5-ку - это надо было очень постараться. Она очень хорошо чувствовала детей, и кто на что годится, кого на какой результат можно вывести, и вела всех на максимум. Из 54 человек около 20 были отличниками (одни 5-ки) - и это не за красивые глаза.
Моей первой оценкой в дневнике была двойка по математике - за таблицу умножения. А самой яркой историей моего провала стало стихотворение... "Буря мглою небо кроет..." Ежегодно у нас проводились "Пушкинские недели": мы делали стенгазеты, посвященные Пушкину, проводили праздник с чтением стихов и мини-спектаклями, учили наизусть что-то не по программе из творчества Пушкина, и потом зачитывали это на уроках литературы у доски. Почему-то в тот раз я была уверена, что меня не вызовут, и ничего не подготовила. А она возьми и вызови! Иду к доске, вспоминаю "Бурю..." из учебника, начинаю с выражением читать... И вижу, как лицо ее разочарованно вытягивается... "Нуууу, Лена... Я от тебя такого не ожидала. Я думала, сейчас ты как выйдешь и - ухххх! - как выдашь, а ты..." Стыдно было - не передать! В тот же вечер я выучила отрывок из "Евгения Онегина". Но реабилитироваться мне не удалось: она меня больше не вызывала, даже несмотря на мою тянущуюся руку и молящее лицо. Зато отрывок этот выучила навсегда, и в 10 классе получила за него свою 5-ку.
Когда СССР развалился, они уехали в Киев. Муж принял присягу Украине, а она продолжила учить детей. Правда, не сразу ей дали место: русских школ в Киеве уже было мало, и ей все отказывали, пока она не поняла, что дело в украинском языке. Тогда она пошла в управление образованием на прием. Когда вошла в кабинет, спросила чиновницу на эстонском "Вы говорите по-эстонски?" Та не поняла и переспросила. Тогда Жанна Ивановна спросила ее на азербайджанском: "Может быть, вы говорите по-азербайджански?" Та, конечно, опять не поняла. И тогда Жанна Ивановна объяснила по-русски, что учила детей в Эстонии, учила детей в Азербайджане, свободно говорит на этих языках, и уверена, что сможет учить украинских детей. Чиновницу это не оставило равнодушной, она нашла ей место в русской школе, и через некоторое время Жанна Ивановна уже могла вести уроки на обоих языках.
Я уехала из Баку в 12 лет и долгих 17 лет ее искала. Нашла случайно ее киевский телефон. Позвонила, услышала такой родной голос!.. Правда, оказалось, что за эти годы она сменила отчество - в Баку она еще была Жанной Исааковной, но это отчество было по отчиму (отец погиб на фронте). Уже живя в Украине, она нашла могилу своего отца, взяла его отчество и стала Жанной Ивановной.
Я боялась, что она меня не вспомнит. И напрасно! Вспомните еще раз про классы в 50+ малышей. Вспомните про то, что человек всю жизнь по всему СССР учил детей. И вот я, которую она выпустила 20 лет тому, называю имя и фамилию и слышу радостное: "Господи! Лена! Леночка моя! Как ты меня нашла?!" И слово за слово я понимаю, что это не от вежливости, а она меня действительно помнит!
Я сорвалась в Киев при первой возможности. К тому моменту я уже успела найти несколько ребят из нашего класса, стрясла со всех фотографии, распечатала и повезла ей. И я была поражена этой встречей!
Она не только нас помнила! Она помнила, где мы жили, как зовут наших родителей, кем они работали. Она помнила разные истории с наших уроков. Более того: всех нас помнил ее муж! Он действительно очень был вовлечен в ее детей, и часто к нам приходил в класс. Если надо было идти к детям домой, они ходили вместе. Поэтому, когда я приехала, он достал из шкафа какие-то альбомы и коробки, и вдруг стал оттуда доставать наши фотографии, рисунки, сочинения! Я не всех ребят помнила, и только вспоминала по этим чудесным артефактам, а они помнили!
И пока я у нее гостила, полчаса не проходило, чтобы кто-то не позвонил ей или не забежал. Она, пенсионерка, сплотила вокруг себя огромный 16-этажный дом. Пристроить котенка... Поговорить с мужем, чтобы не пил... Сбить температуру ребенку... Помочь по математике... Рассадить цветочки... Стопиццот вопросов, с которыми люди шли к ней. Скорая человеческая помощь - другого названия я не подобрала.
Когда мы вышли прогуляться, она сначала показала мне маленькую комнатушку в подъезде. Оказалось, что ей в Киеве очень не хватало доброй бакинской традиции: когда соседи по вечерам выходят во двор, выносят скамейки, чай, вкусняшки, лото, домино или карты, и просто общаются. Она сама была очень общительная, быстро знакомилась с соседями, а потом присмотрела эту комнатушку, выпросила ее в пользование и обустроила для соседских посиделок! Потом мы вышли во двор, и там она показала мне деревья - их раньше не было. Это она уговорила ЖЭС выделить место под посадку, и вместе с соседями их посадила.
Уезжая, я пообещала, что соберу как можно больше ребят на Одноклассниках. И что в следующий приезд притащу с собой кого только смогу, и еще больше фотографий. Я успела найти около 30 человек. Среди них была моя любимая Юлька, с которой мы всеми правдами и неправдами, вопреки рассадкам оказывались за одной партой, и которую я тоже через 17 лет отчаянных поисков нашла через программу "Жди меня".
С ней я и приехала к Жанне Ивановне - правда, уже на 40 дней... Еще один наш одноклассник приехать не смог, но заказал венок - от учеников 23-ей... Маленькая комнатушка стояла закрытая: без Жанны Ивановны соседские посиделки с чаем и пирожками прекратились...
Берегите своих любимых Учителей и носите им цветы, пока они живы! Особенно - если они бережно десятилетиями хранят ваши рисунки.